Таманский поход - часть 2 (последняя неделя сентября 2007)

История и предыстория
9 лет назад, осенью, мы с Олегом купили себе велосипеды, а на следующий год летом собрались поехать с этими велосипедами на Соловки и сагитировали легких на подъем Катеньку, Влада, Макса и еще пару бойцов поехать с нами. Так уж получилось, что сами мы (Олег и я) в ту поездку велосипеды не взяли и гуляли пешком по красивейшим Соловецким уголкам. А ребята безвозвратно «заболели» велотуризмом. Smile С тех пор Катя, Влад и Макс «подсадили» на велосипеды всю группу, и где они только не были за эти годы! Вот наконец и я в моем первом велопоходе… Smile
Свежим «велосипедным» впечатлениям и посвящается этот отчет.
Маршрут: Крымск — Новороссийск — Абрау — Тамань — Анапа.
Сроки проведения: 23–29 сентября 2007.

Про мечту жизни
Я влюбилась в Большой Кавказ во время школьной экскурсии в Пятигорск, когда мне было 13. С тех пор на протяжении многих лет горы — а Большой Кавказский Хребет в особенности — были моей «болезнью» и моей мечтой. Я неизменно туда возвращалась. Я неоднократно приезжала туда с родителями. Мы приезжали с Олегом кататься на горных лыжах. Я бредила горными походами и читала газетные статьи о покорителях вершин.
Сколько лет уже прошло с тех пор, как я влюбилась в Большие Кавказские Горы… и в маленькие кавказские горки… Я уже перестала хотеть в горную школу. Я побывала уже в Альпах, на Кольском, на Хамардабане и еще на горе Паландокен в Турции… Я забыла, что Большой Кавказ был моей мечтой, я почти перестала скучать по нему…
И вот я возвращаюсь…
Мой первый и совсем несложный перевал на велосипеде через Большой Кавказский Хребет в его предгорьях. Витиевато-причудливые и очень красивые дороги моей мечты, по которым мы несемся с большой скоростью в долину вниз и наращиваем мышечную массу, поднимаясь наверх. Четырехцветное зелено-красно-желто-рыжее полыхание холмов вокруг нас. Встающие по одну сторону от дороги высокие скалы. Красивейшие серпантины. Подъемы, в которые не хватает уже сил въехать на своем «боевом коне», и приходится, тащиться пешком, медленно заталкивая велосипед наверх. Пот застилает глаза; от сухих кубанских колючек все руки в мелких красных порезах; ломит шею и болят ноги; мечтаешь, чтобы изобрели передачу, более низкую, чем любимая 1–1, — а в висках стучит: «Это Мечта Твоего Детства! Вот она! Ешь ее! Жуй! Она сбылась…» Smile

Об особенностях командного ориентирования
Каждое утро перед выездом из лагеря мужское вече собирается для 5-минутной медитации над картой: разглядывается заранее уже продуманный маршрут, подтверждается место для вечерней стоянки. Последний взгляд на прорисованные на карте стежки-дорожки, и — Йоу! — по коням! — Едем. На каждом перекрестке сверяемся с картой и берем азимут (дежурный вопрос: «Какого цвета стрелка на север?»Wink.
Каждые 2 часа повторяется стандартная ситуация: «Санчос! Иди, джи-пи-эситься будем!» Джи-пи-эсимся, выясняем, что нам остается 7 км по прямой до запланированного места стоянки [как вариант, 1 км до нужного нам шоссе.] Едем. Накручиваем причудливые петли вокруг виноградников. Через 2 часа: «Санчос!» — джи-пи-эсимся и выясняем, что мы не продвинулись к цели. Может, лучше постоять на месте, а не нарезать петли вокруг виноградников?
Далеко за полдень начинает хотеться есть и медленно сводит скулы от винограда. «УРРА-А-А! МЫ ЗАБЛУДИ-ИЛИ-СЬ!!!» — это Гарик подводит итог очередного ориентирования на местности. Довольный Санчос отправляется в ближайшую лесополосу на разведку, а у нас появляются свободные полчаса, чтобы закрепить «виноградную оскомину».
Он выныривает из плотной стены колючек, сияющий: «Нужная нам тропа есть, надо только до нее спуститься без дороги по лесу». В том единственном месте на краю леса, где хоть сколько-нибудь расступаются колючки, выстраивается очередь на «вход». Стою в самом конце и по тому, как ме-едленно втягивается эта очередь в лес, догадываюсь, что «заход» не так уж и прост. Спереди раздаются вопросы типа: «А тропа такая же «удобная», как подход к ней по лесу?» — «Да, — отвечает Саня, — тропа звериная: кое-где можно проехать, но иногда придется ползти…»
Оказывается, что в лесу ожидает довольно-таки крутой спуск, засыпанный листьями и скользкий для моих легких кроссовок, а прямо по курсу растет дерево. Надо втиснуться в лес между деревьями с колючим подлеском и сразу на спуске круто повернуть в объезд дерева, удерживая велосипед. Разумеется, я начинаю скользить, велосипед заносит, я падаю, а вел падает на меня. Т.к. не вижу способа прямо на этой крутизне его поднять, то пытаюсь взять за переднюю вилку и волочить рядом с собой вниз (вспоминаю крылатую фразу Гарика «всем хорош велопоход, только велосипед нести тяжело»Wink. В какой-то момент поднимаю голову и вижу, что все довольно-таки резво скачут вперед, кроме отстающих меня и Оли Кузнецовой, а Сане удается даже как-то траверсировать склон прямо на велосипеде.
Когда спуск становится поположе, я наконец ставлю на колеса свой вел, но через некоторое время снова обидно и больно падаю на землю, а друг мой велосипед валится сверху на меня. Я, вся в колючках и обливаясь потом, поднимаю глаза в надежде на спасение и вижу: вот оно, движется. Это бодрый Санчос, припарковав свой велосипед на «звериной» тропе далеко внизу, поднимается на выручку своей жене Ольге — это означает, что сейчас он вприпрыжку убежит вниз с Олиным велосипедом, а мы с О. вдвоем дотолкаем донизу мой. Я выбираюсь из-под велосипеда и взываю к «спасителю»: «Санечка, а далеко еще до тропы?» — «Ничего, Викусик, — отвечает он, — еще пару таких падений — и мы у цели!» Wink
«Цель» оказалась красивейшим пересохшим руслом реки, протекавшей некогда в скалах, но от реки теперь осталась покрытая битым скальником дорога, а красивые белые горы стоят вокруг и с удивлением рассматривают невесть откуда взявшихся туристов… Куда прекрасная эта дорога нас привела, интереснее всех рассказывает Гарик, он мастер на такие истории…

Про наш распорядок дня
По-моему, поход в нашей группе можно считать не до конца состоявшимся, если на всем его протяжении не было ни одного «ночного ориентирования» с поиском места для стоянки в темноте…
В этот раз, как и практически всегда, нам повезло, и поход состоялся полностью. Закат настиг нас в конце затяжного подъема по горному шоссе на пути в поселок Абрау. Пока мы подождали друг друга и сгруппировались на обочине трассы, стемнело совсем. Впереди стремительный спуск по шоссе в поселок, заезд в магазин «Вина Кубани», спуск к озеру, поиск места для ночевки.
Тут вот и сказывается мое несерьезное отношение к походному снаряжению. Пока было светло и тепло, над «шапками»-шлемами своих сотоварищей я посмеивалась, и никогда не вспоминала о таком личном снаряжении, как простой походный фонарь, не говоря уж о велосипедном (и никогда не страдала от этого). А вот как в темноте оказалась на шоссейке без каски и фонаря, под «бодрящие» разговоры друзей из серии: «Костю Архипова знаешь? — вчера шибануло краном…», вот тут стало страшновато… Спасибо ребятам, навесили мне один Пауль Петцель на лоб и второй фонарем назад, что придало уверенности и дало надежду… Левчучина говорит, мы спускались, как вереница гномов, — маленькие, сгорбленные и при свете ярких своих фонариков…
Пока мы зашли в Магаз; пока нашли дорогу, по очередному откосу спустили велосипеды и сползли сами; доехали до неразличимого в темноте места ночной стоянки; разбили лагерь; устроили наконец вечернюю дегустацию с открыванием разных вин начиная со знаменитого шампанского «Абрау-дюрсо»… поздний уже, наверное, был час. Лежу расслабляюсь, вино мягко «ударяет» в голову, над головой звезды, назавтра жду купания в красивейшем горном озере… и тут сквозь истому и покой в общий фон неспешных разговоров группы начинает вливаться навязчивый такой голос Андрюхи Левчука о том, что назавтра дорога предстоит дальняя, планы серьезные, и главной целью всего путешествия (получше повсюду проколбасить) рисковать нельзя. «Короче, ребята, подъем у нас в 7 утра, и ни минутой позже, потому что выйти надо не позже, чем в 9.» Я вообще этот «бред» не восприняла серьезно и думала, Андрюха резвится — ничего страшного, но все остальные-то (в отпуске, как-никак) захотят утром спать и купаться…
Да уж, купаться… Разве я не была с этими ненормальными в зимнем походе, когда в 6(!!!) утра, за 3 часа до рассвета, Гарри начинал прыгать в своем спальнике через несчастные примерзшие тела ближних своих?! Разве не видела я, как после хорошей ночной пьянки с песнями и пьяным дебошем, эти романтики вскакивали ни свет ни заря и действительно к 9 утра выбегали стройной вереницей из лагеря, оглашая лес криками: «Гоу-гоу, рок‘ н ролл!»
Так что «оставь надежду» говорила я себе, но надежда не оставлялась…
Лежу в палатке, сплю. Кажется, только что легла и не успела до конца заснуть. Начинают ненавязчиво, но слышно, трезвонить многочисленные мобильники Гарика, которые он прячет по разным местам. Я не «слышу» мобильников, у меня хорошая тренировка во сне не слышать вообще ничего. И тут снаружи палатки, но где-то совсем рядом, обращаясь прямо к кому-то из нас, очень вежливо и неотвратимо раздается вопрос: «А кто хочет пива?» Левчук-искуситель… Рядом из своего спальника улыбается Гарри: «Завлекает, змей…» Будь он неладен!!!!!
Впрочем, утро уже началось, и ранний подъем; своевременный выход и дальняя дорога неизбежны. Не лучше ли и мне влиться в ряды жизнерадостных неугомонных друзей, которым повезло не знать, что такое лень или усталость?

Про кубанскую колючку и про принятие
Для меня очень тяжело прошел первый день на Таманском полуострове. Как спуск с небес на землю…
Даже на гусятнике в Москве просматривали кино под восхищенные голоса ребят: «Вот это удивительно красивая дорога! Как там было здорово!» А для меня там было ужасно, и кадры из кино отчетливо вырисовывают в памяти приступ «равнинной депрессии»: не люблю я ровный рельеф и асфальт. Все учесали вперед (говорят, легко пошло!), а я еду со скоростью черепахи и не понимаю, куда торопиться-то, если ровным счетом НИЧЕГО! не происходит!! Ни величественных тебе гор, ни красивейших хребтов в полыхании осенних красок, ни трудовых подъемов и головокружительных спусков… Весь первый равнинный день мне показался удивительно унылым (только Карапетова гора внесла свое очаровательное разнообразие).
Но после обеда жизнь стала налаживаться. Сначала мы снова поехали-поехали по асфальту, а потом свернули ближе к морю на красивую грунтовую дорогу, и пошло веселее. Тут на нас и напала Большая Кубанская Акация, и уехали мы по этой дороге не очень далеко, пришлось идти пешком, катя за рога бедные наши велосипеды на проколотых шинах. К началу сумерек мы дотолкали свои израненные велосипеды до красивого обрывистого берега моря, и вечер прошел, как и ожидалось, в купании, поедании шашлыков, разглядывании огней на море и ловле крабов.
А наутро у мальчишек группы выдался тяжелый рабочий день (больше 50 заплаток на 14 колес!), а у девчонок — внеплановый ластосклеивательный выходной. И вот тут-то меня накрыло мое вечное стремление к принятию, но и неспособность принять действительность, как она есть. Как же мне хотелось ехать дальше! «И ЧТО, ЭТО ВСЕ?!? — хотелось мне заорать на весь полуостров. — И отсюда мы поедем домой??? Не увидим обещанную Буганскую Косу, не проедем по вполне себе гостеприимному Таманскому полуострову, да и вообще никуда больше не поедем???» Когда к 4-м вечера «спасработы» были завершены, и группа приступила к реализации выброски, я все еще не могла поверить. Когда, уже в наступающих сумерках, ушедшие на поиски газели до Анапы Гарик и Санька пропали и долго не появлялись, я предпринимала отчаянные и нелепые попытки уговорить оставшихся членов команды (ну не ловится же машина) совершить незабываемый ночной переезд (60 кил) отсюда и до самого 12-часового (дневного) поезда не на газели все-таки, а на велосипедах…
Оглядываюсь вокруг и вижу у ребят улыбающиеся веселые лица — никто, кроме меня, похоже, и не расстроен преждевременно прервавшимся маршрутом. Большой Левчучина умиротворенно повторяет себе под нос любимую свою присказку: «Все будет хорошо, милый». Smile И я, как послушная ученица, призывая себе на помощь долгожданное смирение, твержу Андрюхины слова, как мантру: «Все будет хорошо. Все уже хорошо здесь. Сейчас.»

Что бы такое съесть, чтобы сразу похудеть?
Не люблю после похода вставать на весы: почему-то я всегда возвращаюсь на 5 кг тяжелее. И зачем только мы в походе едим?..

Кто любит кататься, учитесь свои саночки возить
Хотя Олег провел со мной предпоходный инструктуж по снятию колеса и педалей с велосипеда (и последующему их надеванию), в походе я не решилась закрепить этот важнейший навык на практике, да и ребята своевременно и надежно приходили на помощь. Уже после похода, в ближайшие выходные, собравшись на веловылазку с детьми, заметила, что переднее колесо все-таки подхватило «бонусную» колючку и спустило; а педали по-прежнему сняты, так как были упакованы в дорогу. И вот тут-то (бойся, внутренняя девочка-неумейка!) я приобрела этот бесценный опыт: сама(!!!) поменяла камеру, прикрутила колесо и поставила на место педали. И хотя мне пришлось совершить «звонок другу» и потратить кучу времени и сил, это у меня ПОЛУЧИЛОСЬ!!! Чем я, конечно, горжусь, и верю, что это умение делает меня взрослее, сноровистее и когда-нибудь обязательно пригодится. Smile

__________________________

Быть счастливым не всегда означает получать то, что хочешь. Это означает любить то, что у тебя есть, и быть благодарным за это.